Брачный договор

Интригующее, но малопонятное выражение «брачный контракт». Что это в реальной жизни - экзотика, каприз "сильных мира сего", или стратегия благоразумия обычного человека? Брак по расчету? И как он соотносится с моралью, менталитетом россиянина, и, наконец, с привычным понятием – «семейный кодекс»?

Еще недавно у наших родителей, и, само собой, у бабушек и дедушек само упоминание о нем вызывало иронию. Дескать, тлетворное влияние запада, удел капиталистов.

И в самом деле, брачный договор стал невероятно популярным, к примеру, в странах Западной Европы и в Канаде. Но чаще, чем где-либо, отправляясь под венец, нотариуса навещают американские молодожены. Как раз по этому поводу. Настоящая мода 80-х переросла в жизненную необходимость. Причина, очевидно, не в меркантильном мышлении, идущем от устоявшихся рыночных отношений. А, скорее, в стремлении застраховаться от суровых жизненных сюрпризов. Ведь по статистике стабильность браков здесь составляет 50 на 50.

Существуют и страны, где это прямо запрещено, либо весьма ограничено (Аргентина, Боливия, Куба, Румыния и др.).

Уже 16 лет, как и в России стало возможным уйти от законного режима имущества на договорный посредством брачного договора. В народе по известным причинам его имеют как брачный контракт. По-иностранному.

В стране регистрируется около 1100 браков и более 600 тысяч разводов. Почему же это правовое средство у россиян совсем не популярно? Как, к примеру, в тех же США. Этот обратный эффект автора, как практикующего адвоката и озадачил.

Забегая наперед, назову три главные причины. Причем зависимость от уровня благосостояния населения я бы отвел на второй план. А главное - в другом. Кого не шокирует одна лишь расхожая фраза юристов – «это - на случай … развода». Да еще накануне свадьбы...

На самом деле все происходит с точностью до наоборот. Формулировки договора, особенно если они выверены, активируются здесь и сейчас. Страхуют, стирают недомолвки, сомнения, уязвимые места. Вселяют уверенность в завтрашнем дне и в целом Союз Двоих только цементируют. А лишь в последнюю очередь (если, вдруг, грянет буря раздора) визит к судье вовсе не понадобится или же станет легкой прогулкой.

И еще - банальная привычка наших «романтических пар» плыть по течению. Отечественная помолвка главным образом ассоциируется и с хлопотами о жилье молодоженов, и с предсвадебной суетой, и с вальсом Мендельсона в ЗАГСЕ, с красивым и торжественным застольем. Брачный договор из этого логического ряда попросту выпадает. Не правда ли?

А теперь конкретнее. Просто о сложном. На примере гипотетических супружеских пар.

Иван да Марья Чугуновы - влюбленные романтики. Витая в облаках, сошлись во мнении – обойдемся при случае Семейным кодексом РФ. Не зря придуман.

Эти молодые люди не ведали о том, что современное гражданское право устроено так, что больше половины типовых норм позволяет перекроить по-своему. Если же их не трогать, будут действовать стандартные нормы - «коль в договоре не предусмотрено иное». Семейный кодекс – тоже лишь видимая часть айсберга.

Марья переехала в уютный дом Ивана. Так получилось, что и нагрузка в пополнении семейного бюджета почти целиком легла на него. О брачном договоре слышала, но эту тему затрагивать не стала. Боялась вспугнуть свое счастье. Лишь через годы суровые реалии жизни привели ее к юристу. Оказалось, что в плане ее с Иваном имущества действует законный режим. Материальные отношения на «до» и «после» делит вальс Мендельсона. Правда все нажитое за эти годы автоматически стало их совместной собственностью – «все пополам». И в этом плюс. Но смутила оговорка - причины отсутствия у нее самостоятельного дохода должны быть уважительными. А это уже оценочный момент, ставящий ее в зависимость от воззрений суда в гипотетическом судебном процессе.

Родителей же Марьи больше озадачила жесткость, если не жестокость Жилищного кодекса. Пресловутая 31-я статья дает на откуп Ивану право сохранить ли ее в списке жильцов его собственного дома в кризисный для семьи момент. Лишь при определенных обстоятельствах Марья сможет рассчитывать на некоторую отсрочку выезда. Если суд будет благосклонен. А страховка все в той же статье. Строка лишь в брачном договоре сию несуразицу могла бы перечеркнуть. Не поздно ли? Отнюдь, нет. Заключать, изменять либо вовсе его прекращать можно на любом этапе семейной жизни и сколько угодно раз. Была бы обоюдная добрая воля. Кстати реакция будущей «второй полвоны» на предложение заключить договор, да еще до свадьбы, сказала бы о многом.

А вот Ксения и Антон Купцовы мыслят по-новому – «своя ячейка – свои правила». И занялись разработкой своих норм, предусмотрительно расставляя все точки над “i”.

Правовое чудодействие началось в аккурат на выходе из ЗАГСА. Трехкомнатная квартира, давно заработанная бизнесменом Антоном, а попутно и «Лексус», подарок его родителей, в одночасье стали наполовину собственностью студентки Ксении. И это нормально. Она ведь дарит Антону в ответ не то, что молодость – вверяет судьбу.

Дарья выходит замуж за Жана, с которым собирается переехать во Францию. Семейное право там отличное от нашего. Нет проблем. Брачный договор и правового вакуума и след простыл. Все унифицировано. Кстати Семейный кодекс РФ позволяет таким супругам одной лишь оговоркой сразу «включить» действие законодательства, в данном случае, Франции.

Евдокии 85, Степан намного младше. Так бывает. Ее, вдруг, осенило, что половина всего нажитого вдруг станет наследственной массой. Отношения же с младшими сестрами оставляют желать лучшего. И, чтобы рассчитаться с ними, Степану придется продать дом. Росчерком пера в брачном договоре совместный дом перешел в его раздельную собственность. В этом суть свободы договора.

Артем – успешный бизнесмен. Через штамп в паспорте с Аленой «все пополам». В том числе и преобладающая доля в компании, где куется семейный бюджет. Второй владелец – компаньон. А он-то, к Алене не равнодушен. Замаячил призрак "корпоративного захвата". Проблему Артем снял в зародыше. Его да Алены подписи - и Алена – чистая домохозяйка. Судьба компании в его руках.

Возможности подобного семейного нормотворчества, причем именно в области имущественного самоопределения, обширны. Кто-то в договоре распределяет сегодняшние денежные поступления, а кто-то заглядывает в будущее. Действие какого-то правила можно, кстати, привязать к рождению ребенка либо наступлению любого события. Это может стать легальным заслоном на случай притязаний потенциальных кредиторов либо страховкой на будущее от визита судебных приставов. По общему правилу по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга.

Бывает, что в союз вступают по откровенно взаимному расчету. Не будем осуждать и тех, кто приватно прибег к фиктивному браку - не факт, что это криминал. Для подобных случаев рамки стандартных норм будут попросту тесны.

Есть резон договор заключить еще до регистрации брака. До этого момента он просто не будет иметь юридической силы. Зато визит в ЗАГС состоится в условиях полной определенности. Это действенная проверка честности и серьезности намерений избранника. Своего рода полиграф.

Давняя история - Жаклин Бувье (вдова Джона Кеннеди) условиям своего нового брака посвятила … двести пунктов договора. Детализация и у нас – дело вкуса, но следует учесть рамки другого рода. Не стоит выходить за пределы имущественных отношений, касаться, в частности, прав и обязанностей в отношении детей. Либо взаимоограничивать правоспособность или дееспособность, в том числе право на обращение в суд. Либо ставить супруга в крайне неблагоприятное положение. Это за гранью действительности.

В любой нотариальной конторе всегда найдется шаблон договора. Но лучше за столом переговоров выверить свои «за» и «против» и завершить диалог у профессионала. Юридических тонкостей много, а получиться должен эксклюзивный и действительно стабилизирующий документ - Кодекс Твоей Семьи.

Член Адвокатской палаты Краснодарского края,

адвокат В. Шрамченко

Опубликована в журнале “4U: FOR YOU” («Для Вас»). Февраль 2010 г. 


от {{product.formated_min_price}}